Сергей Степанов. Спросите у психолога

Чего недостает мужу и отцу?

   В 45 лет я второй раз вышла замуж. За вдовца. Мы живем вместе с семьей моей дочери от первого брака. Живем в общем неплохо. Но у него тоже есть взрослая дочь, и это сильно осложняет нашу семейную жизнь. Ничего не скажу о ней плохого, тем более что она одна воспитывает своего ребенка, и живется ей нелегко. Но получилось так, что мой муж свой долг отца и деда ставит выше, чем супружеский. Зарабатывает он немного и большую часть заработанного отдает своей дочери, так что в наш дом денег почти не приносит. Но это еще полбеды. Он считает своим долгом во всем ей помогать, почти каждый день после работы едет к ней, домой приходит только спать. Бывает, что уезжает к ней на несколько дней. Вот и сейчас его нет рядом, а когда вернется – не предупредил. И я все чаще задаю себе вопрос: а замужем ли я? Мне неловко упрекать его в привязанности к дочери и внуку, но мне-то как быть? Развестись? Но – по какой причине? А с другой стороны – что толку от такого мужа?





   Согласно статистическим данным, браки, заключенные в зрелом возрасте (когда обоим супругам за сорок), отличаются относительной стабильностью и благополучием. Это и понятно. Зрелый человек имеет изрядный жизненный опыт и более трезвый, чем в юности, взгляд на жизнь. Он уже не питает романтических иллюзий и хорошо представляет, чего ждать от супружества. Поэтому такие семьи обычно не сталкиваются с трагедией охлаждения бурной страсти или крушения надежд.

   Однако и у таких семей есть свои типичные проблемы. Когда человек на пятом десятке создает семью, он приходит в нее с немалым грузом сложившихся привычек и предпочтений, которые уже почти невозможно изменить. Требуется взаимная терпимость, чтобы принимать друг друга со всеми накопленными привычками, склонностями, слабостями и предрассудками. Впрочем, зрелые люди, как правило, отдают себе в этом отчет.

   Ситуация осложняется, когда в семейные отношения привносятся еще и отношения с детьми от предыдущего брака. Мироощущение человека устроено так, что его различные сферы трудно разложить по отдельным полочкам. Почти невозможно разные роли выполнять одну независимо от другой. Если муж и жена воспитывают (или уже воспитали) общих детей, то для каждого из них роли супруга и родителя естественным образом совмещаются. А вот если ребенок чужой… Тогда одному из супругов невольно приходится смириться с тем, что свою родительскую роль другой будет пытаться выполнять независимо, хотя на взаимных отношениях это неизбежно скажется.

   В случае, описанном в письме, произошло явное вытеснение супружеской роли ролью родительской. Достичь гармонии в этом случае, и правда, довольно трудно. Хотя совершенно очевидно, что тут имеет место сильный перебор. Роли сочетаются плохо, но мужчина даже не старается их примирить, а откровенно предпочитает одну в ущерб другой. Тут самое время задаться вопросом: а почему это происходит? Не потому ли, что другая роль оказалась менее привлекательна и ее исполнение не приносит ему такого же удовлетворения?

   Тот факт, что мужчина помогает своей дочери справляться с превратностями ее нелегкой судьбы, только делает ему честь. Он, правда, едва ли отдает себе отчет, что у его благородных побуждений есть свои издержки. Его дочь – сама уже вполне взрослый человек – оказалась в сильной зависимости от него. Полагаясь на папину помощь – как финансовую, так и бытовую, – она, вероятно, уже и не пытается наилучшим образом сама решить свои проблемы (а ведь, честно говоря, это в первую очередь – ее проблемы, и они требуют активности именно от нее). Известно немало примеров, когда женщина с ребенком, лишенная чьей-либо поддержки, находила в себе силы справиться с трудностями и вполне прилично устроить свою судьбу. И наоборот – родительская опека иных заставляет расслабиться и «плыть по течению», пока наконец и помощь не иссякнет (родители не вечны), и надеяться уже не на что. На это нелишне намекнуть заботливому отцу и деду, но только мягко, деликатно, не оскорбляя его родительских чувств. Если он действительно печется о благе дочери и внука, то должен призадуматься: только ли от него зависит это благо и не вредит ли он невольно своим усердием?

   Но не исключено, что его преимущественная родительская ориентация имеет и более глубокую психологическую подоплеку. Любому человеку (а наверное, мужчине особенно) жизненно важно чувствовать себя значительным, кому-то полезным и нужным. Если человек ни для кого не способен выступить авторитетом и опорой, если никто не заинтересован в его мнении, в его поддержке, то он вправе задаться вопросом: а за что ему вообще себя уважать? Конечно, трудно судить по скупым строкам письма, но возникает подозрение, что в новой семье мужчина не нашел достаточно оснований для самоуважения. У его жены вполне благополучные отношения с собственной дочерью и, вероятно, с зятем (бывает и такое!). Вместе они составляют довольно сплоченную «команду», в которую он просто «не вписался». Неизвестно, виноват ли он в этом сам, но даже если и так, то наверняка не он один. Получилось так, что мужчина не столько создал собственную новую семью, сколько фактически влился в уже сложившуюся двух– или трехпоколенную семью. И влился не очень органично, то есть не всеми был воспринят одинаково поощрительно. Существовавшая семья в известном смысле была самодостаточна и приняла его как необязательное дополнение, не давая ему повода проявить свои достоинства и авторитет.

   С другой стороны, в доме дочери он всегда находит взаимное расположение, благодарность за ощутимую поддержку. И неудивительно, что он стремится туда, где может почувствовать себя настоящим мужчиной – сильным, авторитетным и нужным. Не в том ли беда, что в новой семье ему это не удается?

   Еще в глубокой древности мудрец Пифагор (который знал толк не только в геометрии) писал: «Благоразумная жена! Если желаешь, чтоб муж твой время проводил с тобою, заботься о том, чтобы ни в каком ином месте он не находил больше приятности, чем дома». Античный мудрец, вероятно, имел в виду то самое надежное средство, каким только и можно предотвратить посягательства возможных соперниц. Но его суждение в данном случае можно толковать и шире. Наверное, мужчине недостает не столько женской ласки, сколько признания и поощрения его достоинств, его мужской роли. А там, где достоинства не поощряются, они и не проявляются. Если вы хотите, чтобы человек вспомнил о своих супружеских достоинствах, – вот вам и рецепт.



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 463